Показать сообщение отдельно
  #8  
Старый 30.04.2008, 16:50
Наталья Степина (Offline)
Пользователь
 
Регистрация: 30.05.2007
Адрес: Москва
Сообщений: 19
Наталья Степина is on a distinguished road
25 апреля новый Закон «Об опеке и попечительстве» подписал президент Путин. То есть все прошло, «как всегда»: политические фигуры исполнили свои ритуальные танцы в стиле «мы ценим мнение просвещенной общественности» - и поступили по-простому. Раз уж слепили на скорую руку, потому что приперло – пусть оно и будет, вопреки всему. Такое видим не первый раз (недодуманных законов у нас – пруд пруди, будет еще один), меня только сильно удивил состав фигурантов, который на этот раз был задействован. Не больше не меньше, как Сергей Миронов (!) проводил заседание Научно-экспертного совета по проблемам патроната в детском доме №19! Утверждает, что лучше стал понимать суть патроната (см. его ЖЖ:
http://sergey-mironov.livejournal.com/13544.html),
странновата только последовательность действий: 16 апреля Совет Федерации одобрил новый Закон, а 21 апреля Миронов отправился в Центр патронатного воспитания выяснять, что же он собственно уничтожил. И все ему там очень понравилось, и по всем каналам прошел слоган: «патронату быть!», и реверансы делались, что приняли Закон исключительно с учетом, что туда обязательно нужны поправки (???!!! а нельзя было сначала поправок дождаться???) - толку-то с этого... Через 4 дня и Президент подписал. Этот уже про поправки не говорит, да и зачем ему? Ну а новому в ближайшие сто лет не до этого будет. Так что сыграно грамотно.

Было бы не так обидно, если бы всерьез шло обсуждение разных подходов к работе с детьми и можно было бы сказать, что победила другая концепция. Но нет никакой другой продуманной концепции (что бы ни говорил в своих выступлениях г-н Крашенинников). Это у сторонников патроната образца детского дома №19 и их последователей в регионах есть концепция. Есть модель, базирующаяся на определенных положениях (установках, идеях), проверенная на практике и активно внедряющая в общественное сознание новый принимающий подход к ребенку без родителей. Идеи, лежащие в основе данного подхода, сформулированы и обладают внутренней логикой – идеи коллективной ответственности (государства, общества и профессионалов) за судьбу ребенка, нуждающегося в защите, идеи комплексного решения проблем. Более того, есть общественные кластеры, чьи интересы эта модель продвигает – и сегодняшние воспитанники сиротских учреждений; и дети без попечения родителей, чье усыновление или опека объективно затруднены; и профессиональные замещающие семьи; и специалисты по семейному устройству. Можно принимать или не принимать данную модель, но упрекнуть в непоследовательности, нелогичности или двойственности ее сторонников - нельзя.
Новый, в итоге принятый-таки закон противоречив, темен, и сложно ответить на вопрос, чьи интересы он защищает (не считая интересов совершенно конкретных лиц). Детально анализировать не берусь, да это и сделано уже экспертами:
http://www.pro-mama.ru/article_978.html

Победила не какая-то другая концепция, а факторы, которые к опеке и попечительству никакого отношения не имеют. Не было никакого профессионального противника у разработчиков альтернативного закона, поэтому никакие профессиональные доводы не возымели действия. Были интрига, шахматная доска, где каждый ведет свою партию, поэтому все аргументы уходили в песок. И не было никакой политической воли, чтобы на этот раз все было по-другому.

Единственным, может быть, плюсом всей ситуации вокруг закона стало объединение профессионального сообщества, я бы даже сказала, его самоидентификация. Специалисты, работающие с сиротами, общественные организации, сотрудники учреждений, настроенные на семейное устройство, другие близкие этой теме люди почувствовали себя общественной силой, которая имеет отношение к принятию политических решений. Пусть не настолько влиятельной, чтобы с ней безусловно считались, но, несомненно, не безгласной и не беспомощной. И это дорогого стоит. Может быть, впервые выяснилось, что дети-сироты – это не только тема для спекуляций, а нас не так легко отбросить с дороги. Можно, но не легко. И не всех. И не совсем. Как бы там ни сложилось дальше, теперь там, наверху, придется оглядываться.
Спасибо коллегам из 19 детского дома за их упорство и за то, что нам было вокруг кого сплотиться. И за ту созидательную силу, которая совершила переворот в работе с детьми, оставшимися без родителей. Произошло впрыскивание профессиональных идей. Сегодня можно уничтожить патронат как юридическую форму, но нельзя уничтожить саму идею профессионального подхода к семейному устройству. Нельзя уничтожить понимание, что необходима комплексная работа – нужно готовить принимающие семьи, специально работать с детьми, нужно профессиональное сопровождение семей с ребенком, профессиональные службы и специалисты в этой сфере – это теперь уже не вытравить никакими законами. По сути, девятнадцатому детскому дому за 12 лет удалось вырастить специалистов нового поколения, которые понесут эти идеи дальше, и задать ту профессиональную планку, которая будет определять тон.

И все-таки чертовски жаль, что так сложилось. Особенно упущенных возможностей.
И страшно за ту девочку, про которую теперь рассказывают на всех встречах с влиятельными людьми сотрудники детского дома №19:
«А в конце своего выступления Мария Терновская показала слайд с фотографией маленькой девочки. "Это, - сказала она, - Катя из Дзержинска Нижегородской области, ей 1 год и 7 месяцев. Девочка отказная. У нее врожденный порок легких, уже были операции, удалены две доли легкого. По заключению специалистов Научного центра здоровья детей РАМН Кате могут помочь только в Москве. К нам обратились коллеги из Дзержинска, просили помочь. Мы оперативно смогли подобрать для Катюши патронатную семью москвичей. 4 апреля девочку приняли в эту семью. А уже 11 апреля - в день, когда Госдума приняла закон в третьем чтении, нам немедленно поступило распоряжение из органа опеки и попечительства Басманного района Москвы: ребенка из семьи изъять и поместить в специальный дом ребенка для иногородних детей-сирот, несмотря на то что по медицинским показаниям ребенок не может находиться в условиях интернатного учреждения и требует постоянного ухода. Так что судьба Кати теперь зависит от того, удастся ли внести в уже принятый закон разумные поправки"» (по материалам встречи с Сергеем Мироновым и интервью в газете «Первое сентября», см.
http://www.rg.ru/2008/04/22/patronat.html
http://ps.1september.ru/article.php?ID=200800804).

Мы-то, конечно, переживем любой закон. А Катя?

Наталья Степина, социальный педагог, РОО «Я – человек»
www.notabene.ru
notabene-dia@list.ru
Ответить с цитированием